Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:02 

Бродский

идите все на хуй, а я пойду покурю
Девушки, которых мы обнимали
С которыми мы спали,
Приятели, с которыми мы пили,
Родственники, которые нас кормили и все покупали,
Братья и сестры, которых мы так любили,
Знакомые, случайные соседи этажом выше,
Наши однокашники, наши учителя — да, все вместе,
— Почему я их больше не вижу,
Куда они исчезли?
Приближается осень, какая по счету приближается осень,
Новая осень незнакомо шумит в листьях,
Вот опять передо мною проезжают, проходят ночью,
В белом свете дня — красные неизвестные лица.
Неужели все они мертвы, неужели это правда.
Каждый, который любил меня, обнимал, так смеялся,
Неужели я не услышу издали крик брата,
Неужели они ушли,
А я остался?
Здесь один , между старых и новых улиц,
Прохожу один, никого не встречаю больше,
Мне нельзя входить: чистеньких лестниц узость
И чужие квартиры звенят над моей болью.
Ну, звени, звени, новая жизнь над моим плачем,
К новым, каким по счету, любовям привыкать, потерям,
Незнакомым лицам, чужому шуму и к новым платьям,
Ну, звени, звени, закрывай передо мною двери.
Ну, шуми надо мной своим новым, широким флагом,
Тарахти подо мной, отражая мою тень
Своим камнем твердым,
Светлым камнем своим маячь из мрака,
Оставляя меня, оставляя меня моим мертвым.

20:01 

идите все на хуй, а я пойду покурю
Мой март уже давно неактуален.
Мой март уже давно не просто март.
Мне ветры календарь перелистали,
Как будто он - зачитанный Ремарк.

А ты всё рвёшься тихо и бесстрастно,
пытаешься мне что-то доказать...
Но без тебя - всё ангельски прекрасно:
счастливо-изумлённые глаза,

серьёзно-утончённые костюмы,
и шпильки, и... корпоративный бал.
С меня не пишут шаржи и этюды,
Не посвящают тонкие ноктюрны,
Не рвут в порыве связки, фотки, струны,
(хотя один художник приставал...))

И всё легко без прошлых неурядиц,
без эпизодов и без ностальгий.
Нам просто по-другому не поладить.
Ещё чуть-чуть - и мы почти враги.

И каждое "А помнишь...?" бьётся пульсом
в запястье, на висках, и в животе.
Я не хочу, чтоб ты опять вернулся,
Я не хочу,
чтоб ты
меня
хотел.

20:01 

идите все на хуй, а я пойду покурю
а мне никто не пишет сказки на ночь,
не говорит "люблю", "спокойной ночи".
я забываю сны и лица напрочь,
и лишь твое хочу запомнить очень.

а мне никто не варит кофе утром,
не будит поцелуем, да и вообще не будит,
сколько раз не спотыкайся - не стать мудрым,
и наперед не знать, как дальше будет.

мой телефон давно молчит. не слышно звука
твоих звонков и даже сообщений.
пустое ожидание лишь мука,
устала ждать. иду на отступление.

16:36 

идите все на хуй, а я пойду покурю
всегда проще "не":
не любить
не понимать
не гадать
не знать
не переживать
не бежать
не искать
не писАть
не чувствовать.
всё намного проще,
если ты забываешь неловкие,
не счастливые,
и прочие "не" моменты в жизни.
проще жить "с закрытыми глазами".
это понятно.
но уж слишком больно их потом открывать.

16:36 

идите все на хуй, а я пойду покурю
Он зло говорит: «На окурках – ТВОЯ помада».
Он даже не помнит, что я не курю три месяца.
Я очень спокойна. Спасателей на дом не надо.
Чужие окурки на кухне - не повод повеситься.
Я складываю рубашки, штаны – по стрелочкам.
Раскладываю причины измен по полочкам.
Дешевые «Кiss». Будет стыдно признаться девочкам,
Что именно курит его малолетняя телочка.
Дешевые «Kiss» и помада оттенка пошлого
Я раньше курила «Vogue», крашу губы в красное.
Не знает моих привычек. Не помнит прошлого.
«Родной, твои вещи собраны. Будьте счастливы».
Ладонь за ключом протягивая, говорю:
«Хороший мой, я три месяца не курю»

22:12 

(Маяковский)

идите все на хуй, а я пойду покурю
Убьете,
похороните —
выроюсь!
Об камень обточатся зубов ножи еще!
Собакой забьюсь под нары казарм!
Буду,
бешеный,
вгрызаться в ножища,
пахнущие потом и базаром.

12:21 

идите все на хуй, а я пойду покурю
Всё как вчера.

Пыль на полках души, следы грёз, напрасные мечты, несбывшиеся желания...

Да, всё как вчера.

Но в груди будто пробили огромную дыру, в которую со свистом врывается морозный воздух. Ты пихаешь в нее руки, пытаясь вырвать оставшиеся корни, но они отчаянно цепляются за сердечные мышцы и торчат по краям немыслимыми проволочными сухожилиями.

И кажется, все вокруг видят твое уродство. Они сочувственно округляют губы и хлопают тебя по безвольному плечу: "Ничего, ничего, всё образуется, вот увидишь..."

И ты правда видишь. Видишь - в дыру как к себе домой заползают чужие эмоции, свиваются внутри тебя в клубки отупения и ждут, что ты и дальше будешь существовать не для, а вопреки.

И ты заполняешь дыру чужими жизнями, ночными кошмарами, едой из холодильника, людьми из постели… И давишься этим перегноем, убеждая себя в том, что всё действительно «образуется».

Оглядываешься назад. Да, всё как вчера.
Только один человек прошел сквозь тебя непродублированным ключом. И только память твоя хранит его черты.

12:20 

идите все на хуй, а я пойду покурю
Кроме меда у пасечников еще продается пыльца.
Знаешь, она вот такими гранулами. Чистая-чистая.
И, должно быть, она состоит из книг Гришковца,
Дневников Анны Франк и всех, кто сумел выстоять.
Знаешь, так хочется взять и купить целый пакет.
Принести домой, позвонить друзьям и позвать их в гости.

…И, зажав с надеждой пыльцу в дрожащей руке,
Слушать рассказы о выживших в Холокосте.
А продавцы говорят, что она помогает при пневмонии
(Или каких-то там разных других болячках).
Мол, приходят ее покупать слепые-больные,
А отходят уже и здоровые, мол, и зрячие.

Высоцкая Марьяна

12:17 

идите все на хуй, а я пойду покурю
За стеной
сосед пытается успокоить
плачущую жену
и говорит
что любит её
врёт
по ящику
дикторша с убойной задницей
вещает что завтра
осадков не предвидится
врёт
утром в ванной
глядя в зеркало
я пытаюсь убедить
абсолютно незнакомую
опухшую
морду
в том
что всё будет хорошо
вру

12:17 

идите все на хуй, а я пойду покурю
я позвал друзей
мы пили вино
курили траву
слушали музыку
разговаривали
вспоминали молодость
потом
позвонили девчонкам
а когда они приехали
показали им
где раком зимуют
под утро
провожая гостей
я увидел
своё Одиночество
оно стояло в прихожей
и задумчиво
выводило пальцем на зеркале:
тебе меня не обмануть

12:16 

идите все на хуй, а я пойду покурю
когда
я вхожу в тебя
я чувствую
что несмотря
на
бесконечные войны
льющуюся кровь
изнасилованную природу
расцвет гомосексуализма
клонирование
глобализацию
продажных политиков
мастурбирующее духовенство
слепоту родителей
похуизм детей
говно в лифте
Бог
к нам
по-прежнему
чертовски щедр

11:48 

идите все на хуй, а я пойду покурю
Если где-то кому-то плачется,
Значит где-то очень хохочут.
Если кто-то от солнца прячется,
Значит кто-то погреться хочет.

Солнце грело, грело...
И перегорело.

Девочка красивая
В кустах лежит нагой.
Другой бы изнасиловал,
А я лишь пнул ногой.

Девица в кустах полуголая
Выдала странный стриптиз:
Трусы сняла через голову,
А лифчик не верхом, а вниз.

Мы разошлись и как прежде
Спать я ложусь в одежде.

02:08 

\ 1:08

идите все на хуй, а я пойду покурю
когда нечего сказать не можешь
когда все мысли, все мысли, как одна какая-то масса
неразобрать

01:17 

я вообще-то очень добрый

идите все на хуй, а я пойду покурю
Я  вообще-то очень добрый. Меня просто по щекам никто не гладит и не спрашивает что мне ночью снилось.
Я хочу сидеть в саду, чтобы упитанные, тугие кролики вокруг скакали, гладить их хочу, кормить. А судьба все так поворачивает, что вокруг, блять,
только мудаки, мудаки, мудаки и никаких кроликов.
И тогда я вскакиваю, хватаю свой, образно говоря свой, самурайский меч..Но мудаки умеют вовремя прятаться. Только схвачу меч, а они уже попрятались..
И вот стою я в одиночестве, а вокруг ни мудаков, ни кроликов..
Да, я на самом деле очень добрый.Только по щекам никто не гладит и не спрашивает что мне снилось.

22:36 

:(

идите все на хуй, а я пойду покурю
ну вот, опять
всё сначала
опять у меня всё плохо, и некому рассказать, потому что не поймут
и в школе завал, и вдруг этот завал из школы перешёл туда, где я его не ждала
нежданчик такой
и я начинаю просто убивать себя всякими мыслями, самыми плохими мыслями,
их вроде бы и быть не должно, но они есть и сидят во мне, и убивают меня
с каждым днём всё больше, я боюсь
и с каждым днём, смеяться всё больнее.
и дышать так сложносложносложно
и мне бы ещё неделю в школе. я бы всё исправила
всё бы сделала, как надо
но нет, всё поезд ушёл
и я самая во всём виновата.
как всегда - проебала

16:42 

идите все на хуй, а я пойду покурю
Пускай блондина играет блондин,
И никогда - брюнет,
А то перепутаем все как один
Черный и белый цвет.
Пускай врача играет врач,
И никогда - палач,
А то чуть запор - он хвать за топор,
И нет живота, хоть плач!

Юлий Ким,
«Театральный пролог».

16:41 

всё остальное

идите все на хуй, а я пойду покурю
Пусть пройдена страница,
И крови пролито пол-литра,
Любовь - когда хотят жениться,
Всё остальное - виды флирта.
Пусть лучше рвётся там, где тонко,
Пусть будет больно и некстати,
Любовь - когда хотят ребёнка,
Всё остальное - мир симпатий.
Пусть много зависти и лести
На каждой жизненной страничке,
Любовь - когда хотят быть вместе,
Всё остальное - лишь привычка.
Пусть плохо, пусть всё не на месте,
Идти по жизни дальше нужно,
Любовь - когда два сердца вместе,
Всё остальное - это дружба

19:02 

трынь

идите все на хуй, а я пойду покурю
трынь трынь трынь
почему мне так весело? почему хочеться танцевать?
почему я такая счастливая сейчас?
у меня весна весна весна в головеее
и я иду гулять, наконецто я могу куда-то сходить, и не умирать от холода
боже как же у меня всё хорошо
тфу-тфу-тфу

@музыка: Земфира - Скандал

@настроение: самоесамое

18:52 

пора разводить костры

идите все на хуй, а я пойду покурю
Вот и все. Что ж, пора разводить костры – я таких наломала дров! Мне уже не хватает слов описать, что болит внутри. Там всё драно и сожжено, будто я напилась кислоты, будто я пригубила яд. Слышишь, как на моей груди оглушительно бьет набат?
Всё в себе. А нутро пожирает ржа. Это проще, чем, чуть дрожа, набирая номер, нервно пуская дым, шептать в трубку: «Как ты? Может, поговорим?» Ты, ни слова не говоря, (это сложно себе представить), приезжаешь: «Привет, родная. Знаешь, я принес тебе много горя. Только скажи, куда мне его поставить?»

Сказать, как я тебя забываю? Когда сильно скучаю, я рисую тебя и глажу, будто чувствую твою кожу, и быть может, случайно сглажу, только этим тебя потревожив… Видишь этот весенний бред? Я наверно слетаю с катушек. Для тебя продала бы и душу, но у меня и души-то нет. Видишь, жизнь идет под откос, воз скрипит на своих осях. Ты смеешься: «Не вешай нос. Тогда уж лучше повесься вся!» Ты, конечно, будешь прощен, чуть «обласканный» сгоряча. «Давай, бэйби, пиши еще! Я пока позову врача! А то у тебя голова явно не на плечах!»

Не чувствуешь?.. Так солги! Клянусь, проверять не буду. Я молча отдраю посуду, будто тарелки – мои враги. И вот же ведь хрен поймешь, о чем ты думаешь на бегу, почему я без тебя не могу, а ты без меня живешь… Ответов на это нет, только голос по проводам. «Ну что, родная, опять у нас все кончено навсегда?» Уже тает последний снег... (Или это мне только снилось?) Но, увы, ничего не случилось. Просто ты стал теперь «как все». Может правда, я забываю все черты твоего лица? Или просто принимаю на веру? Мера есть для всего, только боль не имеет меры. И конец есть всему, только боль не имеет конца. И срок годности есть у всех: человек лишь условно годен. Он, верный своей породе, гниёт от мирских утех.

В голове, задыхаясь и плАча, дохнут в конвульсиях мысли. И всё бы «ныне и присно», но ты по мне больше не дышишь. Пусть жизнь нам в нагрудный кармашек положит до счастья билет, до «не было ничего», да и этого тоже нет… Однажды я стану старше, выше, как антенна на небоскребе, и то, что было когда-то фаршем, срастется заново между ребер. А ты мне пока приснись, я хоть так с тобою поговорю. И там ты, я знаю точно, скажешь мне про «люблю», улыбнешься, чуть-чуть замрешь, как только меня увидишь… …Я знаю, что это ложь –себе. Я знаю, что это финиш.

Это личный мой ад&рай, строчки в губы мне ты внушал. Я тебя обязательно разлюблю, только ты мне, пожалуйста, не мешай? Пройдя мимо, смерть проведет по глазам неухоженною рукой.

Мальчик мой, я могла бы в тебе умереть. Но на кой?

20:35 

идите все на хуй, а я пойду покурю
В субботу она, как всегда, собиралась уезжать. – Ты подожди меня, – сказала ей однокурсница Валя Чудина. – Я еду этим же автобусом.
Ритка зашла за ней в общежитие. Валя стояла возле окошка в коридоре, и Ритка вначале подумала, что она ее ждет.
– Ждешь? – удивилась она. И тут только заметила, что Валя не одна, возле нее стоял парень. Он держал Валю за рукав, а она, чтоб это было не очень заметно, стояла близко-близко к нему.
– Вот и Рита, – сказала она, – я еду.
– Пусть Рита едет себе одна, – ответил он. – Ты никуда не поедешь. Я вот тебя сейчас гвоздиками приколочу к подоконнику.
Валя фыркнула и хотела вырваться, но он еще крепче взял ее за рукав, и смущенная Валя снова стала близко-близко к нему.
– Вы идите, девушка, – сказал парень, – я все равно ее не пущу.
– Ну, как тебе не стыдно, – счастливо говорила Валя, и Ритка поняла, что она никуда не поедет, что она будет ломать комедию, потому что ей нравится, что ее держат за рукав и хотят приколотить гвоздиками.
Она ушла тогда и всю дорогу думала, что ни разу за все три года никто не задержал ее, когда она уезжала по субботам. Все говорили, что она красивая, что таких глаз, как у нее, ни у кого нет, но никто никогда не приколачивал ее гвоздиками

Галина Щербакова. ''Кто из вас генерал, девочки? ''

два пальца в рот. и любовь уйдет в канализацию.

главная